Архипалеокортекс и высшая нервная деятельность

Архипалеокортекс, как и неокортекс, служит суб­стратом для замыкания временных связей, а также, регулируя возбудимость новой коры, создает эмоцио­нальный фон, на котором протекают неокортикаль­ные условные рефлексы (Н.. А. Рожанский, П. К. Ано­хин, И. С. Бериташвили). Исследование влияния от­дельных архипалеокортикальных структур на процес­сы высшей нервной деятельности показало, что уда­ление гиппокампа не отражается на скорости образо­вания простых (пищевых) условных рефлексов, од­нако упрочение их затруднено; выработанные до опе­рации рефлексы сохраняются, однако дифференци-ровки нарушаются (Нуцубидзе, Ники), возникает за­стойность и понижается пластичность поведения (Ники). Наиболее характерным нарушением при эк­стирпации гиппокампа является затруднение выра­ботки отставленных условных рефлексов (Граштьян, Нуцубидзе, Ники). Изучение электрической активно­сти гиппокампа во время условнорефлекторной дея­тельности животного показало некоторые ее особен­ности в разные фазы выработки рефлекса, при его угасании и дифференцировании (Ники).

Есть сведения об участии структур гиппокампа и амигдал в совместном вычислении вероятности собы­тия, поскольку гиппокамп фиксирует наиболее веро­ятные события, а амигдалы — маловероятные. На нейронном уровне это может обеспечиваться работой нейронов с памятью, таких как нейроны новизны и нейроны тождества (Т. В. Алейникова).


Клинические наблюдения (Пенфилд, Милнер) ука­зывают на участие гиппокампа в механизмах памя­ти. Хирургическое удаление гиппокампа у людей вызывает потерю памяти на события ближайшего прошлого, при сохранении ее на отдаленные события. Некоторые психические заболевания, протекающие с нарушениями памяти, сопровождаются дегенератив­ными изменениями в гиппокампе (Виктор, Трауготт). Показано также в комплексных психофармакологи­ческих и электрофизиологических исследованиях, что нарушения высшей нервной деятельности, обуслов­ленные введением различных психомиметических гал­люциногенных веществ, в значительной степени свя­заны с действием этих веществ на архипалеокортекс.

Таким образом, архипалеокортекс не только не ре­грессирует функционально в связи с эволюцией нео-кортекса, но во взаимодействии с его структурами приобретает существенную роль в регуляции как ве­гетативных функций, так и процессов высшей нервной деятельности.

Новая кора больших полушарий головного

Мозга

Исключительная роль новой коры головного мозга в организации сложных форм высшей нервной дея­тельности, ее более позднее эволюционное возникно­вение и наиболее бурное развитие, высший иерархи­ческий уровень вертикально согласованной деятель­ности центральной нервной системы составляют наи­более существенные особенности этого отдела мозга. Они привлекли и продолжают удерживать внимание многих исследователей к изучению физиологии коры больших полушарий головного мозга. В настоящее




время на смену представлениям о монопольном учас­тии новой коры в формировании сложных форм пове­дения, в том числе условных рефлексов, пришло пред­ставление о ней, как высшем уровне таламокортикаль-ных систем, функционирующих совместно с таламу-сом, стриопаллидарной, лимбической и другими систе­мами головного мозга. В то же время, как писал И. С. Бе-риташвили, «новая кора является нервным субстра­том психического переживания внешнего мира — его восприятия и создания его образов, которые сохраня­ются на более или менее долгое время*.


4351863660525786.html
4351896946806752.html
    PR.RU™